Выберите язык Choose language

Таїров Василь Єгорович

(рос)

Василий Егорович родился 1 ноября (20 октября по ст. ст.) 1859 года в семье крестьянина села Караклис (позже — город Кировакан, сейчас — г. Ванадзор), что в Армении. Восьми лет Василий начал посещать сельскую школу.

Когда ему исполнилось 10 лет, тетка Е. И. Таирова взяла его на воспитание в г. Ереван. Здесь в 1875 году он окончил Ереванскую классическую прогимназию, и двоюродный брат Александр Никитич Таиров (сын Е. И. Таировой) определил его в 4-й класс реального училища.

По окончании курса в Тифлисском реальном училище в 1878 г. Василий Таиров поступает в Императорское Московское техническое училище (в последующие годы это известное МВТУ им. Баумана). Проучился год, перешел во 2-й специальный класс с похвальным листом и оставил училище — он не мог примириться с порядками в нем, ведь жизнь и шалости учеников были безобразны и напоминали бурсу.

Василий Егорович экстерном сдает экзамены на аттестат зрелости при 1-й Московской военной гимназии и в 1880 г. по конкурсу поступает в Петровскую земледельческую и лесную академию (ныне Московская сельскохозяйственная академия им. К. А. Тимирязева).

Петровскую академию В. Е. Таиров закончил в 1884 г. со степенью кандидата лесоводства, в этом же году представил диссертацию, которая советом академии была признана отличной и напечатана в «Известиях академии».

По совету двоюродного брата А. Н. Таирова Василий Егорович решил посвятить себя изучению виноградарства и виноделия. 26 декабря 1884 г. (7 января 1885 г.) В. Е. Таиров был причислен к Министерству государственных имуществ (по Департаменту земледелия и сельской промышленности), и уже 1 (13) января 1885 г. он откомандировывается за границу на три года для обучения виноградарству и виноделию, поскольку специального образования по виноградарству и виноделию в России не давали.

Обучение проходил в ведущих по виноградарству научных и учебных центрах Австрии, Германии, Франции, Швейцарии.

В сентябре 1887 г. В. Е. Таиров возвратился в Россию и приступил к служебным обязанностям в ученом комитете Министерства земледелия. Заграничная командировка явилась прекрасной школой по избранной специальности.

Кроме того, Василий Егорович установил связи с выдающимися учеными Европы в области виноградарства и виноделия, которые в дальнейшей его практической деятельности укреплялись, развивались и сохранились до конца жизни, сыграв серьезную роль в развитии многих вопросов отечественного виноградарства.

В ученом комитете Министерства земледелия В. Е. Таиров принимает деятельное участие в подготовке и разработке различных вопросов, касающихся виноградарства и виноделия. Щедро делится полученными знаниями на различных заседаниях обществ, съездов, помещает статьи по вопросам виноградарства и виноделия в специальной и общей печати.

После увиденного в Европе виноградники России производили на него тяжелое впечатление. Особенно это относилось к хозяйствам Бессарабии и Кутаисской губернии, где свирепствовала филлоксера.

В России для борьбы с этим вредителем виноградной лозы применяли только один метод — радикальный: виноградник, на котором была обнаружена филлоксера, уничтожался, и на этой площади в течение нескольких лет запрещали садить виноград.

Для мелких крестьянских хозяйств, где виноград зачастую был страховой культурой, это было полное разорение. В. Е. Таиров видел в Европе привитые виноградники, изучил особенности прививки винограда и выращивания привитых виноградных саженцев. Он начал активную разъяснительную работу за введение привитой культуры винограда в России.

Прошло несколько лет упорной борьбы, выступлений, разъяснений, уговоров, пока в Министерстве земледелия не убедились в его правоте, и в 1899 г. официально был взят курс на привитую культуру в зараженных филлоксерой регионах России, а В. Е. Таирова назначили консультантом по вопросам филлоксерного дела. В России было положено начало привитому виноградному питомниководству.

После почти 2-летнего кропотливого труда В. Е. Таиров в 1891 году издает «Библиографический указатель книг, брошюр и журнальных статей по виноградарству и виноделию» за период с 1755 по 1890 гг.».

С января 1892 г. он начинает издавать свой журнал «Вестник виноделия», перед которым ставится задача защищать интересы отечественного виноградарства и виноделия, выяснять их нужды, распространять специальные знания, содействовать развитию.

    

К этому же периоду относятся рекомендации В. Е. Таирова по использованию новых технологий в виноделии и об организации выпуска коньяков на родине, в Армении.

Такие рекомендации он дал своему двоюродному брату Нерсесу Таиряну, который построил завод в Ереване и уже с 1887 года начал выпуск крепких спиртных напитков, в том числе коньяков марки «Арарат», ставшей впоследствии знаменитой (некоторое время коньяки этой марки выпускались под торговой маркой Н. Шустова — золотой колокол), что принесло славу и гордость Армении. С тех пор земляки не устают повторять, что в этом заслуга В. Е. Таирова.

Весной 1895 г. В. Е. Таиров переезжает в Одессу. Сюда же он переводит редакцию журнала «Вестник виноделия». Одессу Василий Егорович выбрал не случайно: здесь пересекаются основные транспортные потоки с Бессарабией, Крымом, Кавказом, есть выход в Средиземноморье и Европу.

Одесса того времени — хорошо развитый научный, культурный центр, здесь работают крупные ученые и специалисты всех областей экономики и культуры. С присущей ему энергией, напористостью, целеустремленностью В. Е. Таиров начинает свою деятельность в Одессе.

Прежде всего, необходимо было начать борьбу с фальсификацией виноградных вин и пищевых продуктов вообще. В короткое время он организовал на общественных началах особую комиссию, членами которой были известные ученые Новороссийского университета, видные юристы, торговцы, врачи г. Одессы.

Кропотливая двухлетняя работа членов комиссии завершилась в 1901 г. изданием капитального труда «Материалы по вопросу о фальсификации пищевых продуктов с приложением законопроекта». Впервые в истории России по частной инициативе и общественными силами был детально разработан важнейший законопроект.

Что до части, касающейся виноградного вина в «Материалах...», то она живо обсуждалась на совещаниях и съездах виноградарей и после длительных проволочек вылилась в Закон «О виноградном вине», принятый 24 апреля 1914 г.

Во всем этом проявился особый организаторский талант В. Е. Таирова: он сумел сконцентрировать вокруг себя значительные силы, дал должное направление работе, блестяще довел дело до конца.

Мысль об учреждении научно-опытной станции для проведения исследований В. Е. Таиров высказал в одном из последних номеров «Вестника виноделия» за 1899 год в статье «Помогите». И с этого момента все усилия, все его мысли были направлены на осуществление мечты — создание винодельческой станции.

Станция создавалась на общественных началах, на деньги, собранные по подписке среди виноградарей и виноделов. Бесчисленные письма виноградарям, виноделам и виноторговцам, хождение по разного уровня государственным учреждениям — все это нужно было пережить В. Е. Таирову, прежде чем к 1903 г. стали проявляться реальные возможности открытия станции. Большое содействие оказала Одесская городская управа, которая в 1902 г. безвозмездно выделила помещения (2 комнаты) в крытом рынке на Новом базаре.

Ремонт помещений и закупка оборудования проводились комитетом станции урывками, по мере поступления денег. С 15 октября 1904 г. помещения станции были открыты для осмотра всеми желающими, а 5 февраля 1905 г. состоялось официальное открытие станции.

Штат работников станции Комитет сформировал более чем скромным: 2 сотрудника и один технический служащий — на большее не было денег. Деятельность винодельческой станции находит понимание и поддержку среди виноградарей и виноделов. Они получают ответы на все возникающие вопросы, участвуют на практических семинарах, курсах, которые проводят сотрудники станции. Признает полезную и целесообразную деятельность станции и Департамент земледелия.

В связи с этим улучшается финансирование станции как за счет пожертвований, так и со стороны государства. Одесская городская управа, оценивая деятельность станции, снова идет ей навстречу — выделяет станции еще несколько комнат на Новом рынке.

Теперь станция занимает 7 комнат и небольшое помещение в подвале. Энергичная деятельность В. Е. Таирова и организованной им станции находит признание в мире: в 1901 г. в Париже была организована постоянная Международная комиссия виноградарства (впоследствии Международная организация виноградарей и виноделов — МОВВ), вице-президентом которой от России избирается В. Е. Таиров.

За результаты работ в 1905 г. винодельческая станция награждается золотой медалью Миланской международной выставки. В 1908 г. расширяются функции станции: ей вменяется устройство курсов, бесед, чтений, устройство специализированных выставок.

Департамент земледелия передает в подчинение В. Е. Таирову Алешковский виноградный питомник (до этого он курировал Измаильский виноградный питомник) и инструктора-виноградаря по Подольской губернии. В этом же году «за отлично-усердную и полезную деятельность» В. Е. Таиров произведен в действительные статские советники.

В декабре 1909 г. отмечается 25-летие служебной и научно-литературной деятельности В. Е. Таирова. Эта дата совпадает и с пятилетием основания винодельческой станции. В связи с юбилеем вдова действительного статского советника доктора А. Т. Духновского Наталия Эммануиловна и подполковник артиллерии Алексей Михайлович Погорельский сделали станции «неоценимый подарок» (по словам В. Е. Таирова): для устройства опытного виноградника, подвала и здания с необходимыми службами выделили 5 десятин земли в равных частях из своих смежных хуторов в 12 верстах от Одессы в красивой местности на берегу Сухого лимана.

  

  

Осуществилась еще одна мечта В. Е. Таирова — появилась возможность начать опытную работу на винограднике и в винном подвале. Остановка за малым — нужно заложить виноградник и построить помещения и подвал! А денег едва хватает на содержание существующей станции. Но не таков В. Е. Таиров, чтобы опустить руки в создавшейся ситуации.

Он развивает бурную деятельность, организует на общественных началах строительный фонд станции, обращается снова (в который раз!) ко всем друзьям отечественного виноградарства и буквально по крохам собирает деньги на строительство станции и закладку опытного виноградника.

И, несмотря на катастрофическую нехватку средств, вопреки мнению некоторых членов комитета станции, В. Е. Таиров рискует начать строительство и доводит его до конца — к 1912 г. основные здания построены, опытные виноградники заложены. Из-за той же нехватки средств официальное открытие станции в новых помещениях несколько раз переносилось, и все же состоялось в 1914 г.

В преддверии первой мировой войны и после ее начала в 1914 году правительство России издало ряд запретительных законов в отношении спиртных напитков, и вина в том числе (многие историки утверждают, что Николай II ввел «сухой закон»). Отрасль виноградарства и виноделия оказалась перед угрозой полного разорения. В. Е. Таиров и его соратники выступили с рядом обстоятельных статей на страницах журнала «Вестник виноделия».

В 1915 году В. Е. Таиров обобщил материалы и опубликовал обстоятельную записку правительству России «Виноградное вино и алкоголизм» (Одесса, 1915, 24 с.). В этой работе он подчеркивает, что по своему составу и механизму действия на организм человека вино нельзя рассматривать как причину возникновения алкоголизма.

В. Е. Таиров приводит ряд примеров по некоторым отдельным селениям европейских государств, где люди потребляют вино из года в год не одну сотню лет, но алкоголизма практически нет, как нет и заболеваний, вызываемых потреблением алкоголя.

Он снова возвращается к своему утверждению, высказанному ранее: алкоголизм — это следствие употребления крепких спиртных напитков — водки и ее суррогатов, содержащих сивушные масла. В. Е. Таиров видит путь противодействия развитию алкоголизма в «...широкой пропаганде замены водки доброкачественными виноградными, плодовыми и ягодными винами, медом, квасом и прочими напитками. Путь этот, правда, долгий, но зато верный».

На страницах печати того времени, в Государственной Думе, на съездах и собраниях дворянства развернулась жаркая полемика по вопросам «утверждения трезвости в народе». Как всегда в таких случаях, ситуация завершилась принятием многословных трескучих решений, которые никто никогда не выполнял.

Энергичная и бескомпромиссная борьба В. Е. Таирова за пропаганду потребления натурального столового вина, как средства противостояния алкоголизму, к сожалению, не нашла в дальнейшем поддержки правительства. А с уходом Василия Егоровича из жизни вообще исчезла со страниц печати.

В 1914 г. по инициативе В. Е. Таирова при станции открываются Высшие курсы виноградарства и виноделия, которые впоследствии предполагалось превратить в институт. Кипучая деятельность В. Е. Таирова оборвалась в конце 1917 года из-за известных исторических событий. Станция, Высшие курсы по виноградарству и виноделию, «Вестник виноделия» остались без средств.

Высшие курсы пришлось закрыть, «Вестник виноделия» прекратил существование. В тяжелейших условиях В. Е. Таирову удалось сохранить не только научные и имущественные ценности, но и провести кое-какую исследовательскую работу.

Когда закончились революционные события, прошли годы гражданской войны, то оказалось, что винодельческая станция являет собой «оазис в пустыне» — так она выделялась среди других учреждений порядком и работоспособностью.

Посетивший станцию в 1922 г. нарком земледелия отметил, что, «не получая средств от НКЗ, работники станции сумели создать хозяйственную базу для сохранения станции и развития научных работ». Все же положение постепенно улучшается.

В 1924 г. в Москве состоялось всесоюзное совещание по виноградарству. Потом аналогичные совещания прошли в других республиках и виноградарских регионах. Во всех этих совещаниях активнейшее участие принимали сотрудники станции во главе с В. Е. Таировым. По его инициативе принимается решение об организации при винодельческой станции государственного питомника по выращиванию привитых саженцев.

Для этих целей выделяют 119 га земли, но с деньгами снова плохо, и закладка маточников, строительство мастерских и теплиц задерживаются. В эти годы общественность широко отмечает 20-летие станции и 40-летие научно-литературной деятельности В. Е. Таирова. В честь этого события винодельческой станции в 1922 году присваивается имя ее основателя В. Е. Таирова.

В институт пришли молодые выпускники вузов. Признанные ученые-виноградари — работники станции В. Е. Таиров, В. А. Гернет, И. Л. Сербинов, В. Д. Богатский, С. А. Мельник и др. — щедро делятся знаниями и практическими навыками с молодежью. В этом еще одна заслуга В. Е. Таирова — он положил начало созданию отечественной научной школы виноградарства и виноделия.

Но не все молодые сотрудники и стажеры все время тратят на овладение знаниями. Некоторые заняты мыслями о «наведении порядка» на станции — по-видимому, они еще не отошли от угара военного коммунизма и беспредела гражданской войны: подвергают ревизии заслуги В. Е. Таирова в развитии отечественного виноградарства, пишут жалобы в партийные органы на то, что он ввел на станции жестокие деспотические порядки, принуждает сотрудников к разным работам, как у себя дома, и т.п.

К 10-летию революции 1917 г. все те же молодые воинствующие работники выступают с инициативой: «...в честь Октябрьских торжеств присвоить станции имя более выдающегося как политического, так и научного работника К. А. Тимирязева».

Местные партийные органы поддержали инициативу. В. Е. Таиров 19 ноября 1926 г., не выдержав нападок и безосновательных обвинений, ушел с работы, расстался со своим детищем.

Но не смог сразу порвать с любимым виноградарством. Он редактирует журнал «Вестник виноделия Украины», который начал выходить в 1926 году как продолжение былого «Вестника виноделия», а с 1929 г. был переименован в «Вестник виноградарства, виноделия и виноторговли СССР».

Несмотря на старания В. Е. Таирова, такого успеха, какой был у прежнего «Вестника виноделия», этот журнал не имел и в 1931 году прекратил существование. В. Е. Таиров пишет ряд статей по виноградарству и виноделию в создаваемую Советскую энциклопедию, составляет и издает «Справочный словарь по виноградарству и переработке винограда» (1934). Но все это не то, он не у дел, все его разработки и предложения как бы «для себя». Многое из написанного ложится в стол.

В бытовом плане В. Е. Таиров все эти годы бедствовал, жил на мизерную пенсию и случайные гонорары, боролся за сохранение за собой квартиры, где он жил и где ранее размещалась редакция журнала «Вестник виноделия», распродавал личные вещи и книги из своей библиотеки.

Жестокие засухи суровые зимы в 1931—1935 гг. в Украине привели к тому, что гибриды прямых производителей, которые интенсивно насаждались, практически полностью погибли. Привитые европейские сорта пострадали, но все же сохранились на значительных площадях.

Сельское хозяйство Украины понесло огромные убытки. Нужно было срочно найти «врагов народа», которые привели к этому. Но одновременно выявилась точка зрения В. Е. Таирова по вопросу гибридов и вообще по проблемным вопросам развития отрасли.

В этот же период приближался юбилей — 30-летие станции и 50-летие деятельности В. Е. Таирова. Об ученом вспомнили, начались разбирательства, где он и чем занимается, в каких отношениях с институтом. Такое стечение обстоятельств привело к удивительному по тем временам исходу: постановлением партийных органов и Наркомзема Украины в начале 1936 г. с В. Е. Таирова были сняты все обвинения, как надуманные и беспочвенные.

Институту было возвращено имя В. Е. Таирова, а ему — все звания, назначена персональная пенсия, за государственный счет отремонтирована квартира, которая была закреплена за ним пожизненно. Он был восстановлен на работе.

  

Дирекцию института обязали торжественно отметить 30-летие со дня основания станции (института) и 50-летие деятельности Таирова. Не все сотрудники и руководство института с радостью восприняли это, очернение и нападки на В. Е. Таирова продолжались, но выполнять решения пришлось.

После произошедших событий В. Е. Таиров посетил институт своего имени, но на работу не вернулся — уже не было достаточно сил и здоровья для привычной интенсивной работы, как не было, очевидно, желания работать с коллективом, который его предал, в котором работали люди, требовавшие по отношению к нему репрессивных мер.

Возможно, это был своего рода протест против несправедливых решений власти, из-за которых он десять лет пребывал в забвении и нищете, обида на власть, которой он сохранил и передал свое детище, станцию, в обмен на поддержку и создание условий для работы, а такой поддержки не получил. Сейчас об этом судить трудно.

Он оставался в редколлегии сборника научных трудов института, был зачислен в его штат как консультант по вопросам виноградарства и виноделия. ВАСХНИЛ предложила в 1937 году присвоить ему звание заслуженного работника науки и техники, но дирекция и ученый совет института не дали положительной рекомендации, мотивируя тем, что «в последние годы В. Е. Таиров ничего существенного для науки не сделал» (!).

В. Е. Таиров ушел из жизни 23 апреля 1938 года и был похоронен на 2-м городском кладбище г. Одессы. Одного только учреждения винодельческой станции и организации ее работы было бы достаточно, чтобы войти в историю виноградарства.

Но кроме этого в наследии ученого — пропаганда введения привитой культуры, как метода борьбы с филлоксерой, создание отечественного виноградного питомниководства, борьба с фальсификацией вин и пищевых продуктов, основание и в течение 25 лет издание журнала «Вестник виноделия» — настоящей энциклопедии виноградарей и виноделов, патологическое бюро, Высшие курсы виноградарей и виноделов, борьба с алкоголизмом, принятие Закона о вине.

И это далеко не полный перечень важнейших дел, которые инициировал и осуществил В. Е. Таиров. Он опубликовал около 500 статей и докладов, 24 раза выступал на международных конгрессах, съездах. Член-корреспондент и действительный член 18 отечественных и зарубежных научных обществ. С 1901 г. — член, а с 1903 г. и пожизненно вице-президент Международной организации виноградарей и виноделов.

За заслуги в области виноградарства и виноделия дважды удостоен высшей награды «Гран-при», пяти золотых медалей и пяти дипломов первой степени. Выходец из простой крестьянской семьи В. Е. Таиров, как государственный служащий, имел чин действительного статского советника, а за «отлично-усердную и высокополезную работу на благо Отечества» был удостоен 14 орденов и других наград России, знака отличия России 2-й степени за труды по сельскому хозяйству, французского ордена «Merite Agricole» за сельскохозяйственные заслуги.

В советское время ему присвоили ученую степень доктора сельскохозяйственных наук. Всю свою жизнь без остатка он посвятил любимому делу — виноградарству и виноделию. Познавший много трудностей в жизни, он никогда не проходил мимо чужой беды.

Чтобы хоть в чем-то быть полезным и помочь пострадавшим, неоднократно организовывал сбор пожертвований и на страницах журнала «Вестник виноделия» (а позже — других журналов) обязательно публиковал список пожертвовавших, сам был в их числе первым.

Это касалось и установки памятника на могиле известного ученого-виноградаря, и восстановления Магарачских и Никитского ботанического сада лабораторий после страшного землетрясения в Крыму в 1927 г., и помощи землякам-армянам, и каких-либо других событий.

Такова краткая биография Василия Егоровича Таирова — крупного ученого, выдающегося организатора, популяризатора и знатока винограда и вина. Не обладая властью, весьма стесненный в средствах, пытавшийся организовать и сделать что-либо полезное на общественных началах, как пропагандист и знаток культуры винограда, В. Е. Таиров был признан сразу и безоговорочно крестьянами и владельцами мелких виноградников.

Этот слой общества видел в В. Е. Таирове не только «барина» и чиновника министерства, а прежде всего специалиста- виноградаря, который стремится научить их полезному в хозяйстве, помочь правильно вырастить виноград и сделать хорошее вино.

В некоторых еще довоенных статьях и выступлениях о деятельности В. Е. Таирова можно найти повторяющиеся сравнения: созидательный путь ученого и организатора виноградарской науки очень часто был усыпан битым стеклом. Это были и мелкие стеклышки зависти, ущемленного самолюбия и подлости. Это были и крупные осколки разбитого в результате социальных столкновений и бурь стекла.

Не был только этот путь усыпан розами. Удивительно, что политическая, государственная машина и ситуация тех лет не стерли ученого с лица земли. Можно посчитать это везением. Большие огорчения сменялись маленькими радостями — это была нормальная жизнь ученого, организатора, патриота.

В. В.Власов, В. А. Шерер. Национальный научный центр «Институт виноградарства и виноделия им. В. Е. Таирова»

Choose language